События культуры » Огненные крылья фламенко

Огненные крылья фламенко

Ежегодно 29 апреля весь танцующий мир отмечает профессиональный праздник. Всё ритмично во Вселенной, всё танцует. Невозможно сосчитать танцы и пляски народов мира, но при великом разнообразии и неповторимости каждый танец – это дух единения, высшее проявление разума, силы и красоты в свободном теле, разновидность бессловесной риторики, тайный язык души. Танец – единственное искусство, материалом для которого служим мы сами.


Всё, что помнит душа, тело рассказывает движением. «Тело танцора – это просто светящееся проявление его души», – определила Айседора Дункан. Танец – поэма, в которой каждое движение – слово. Танец – не шаги, а то, что происходит между шагами. Танец – это путь познания себя.
В Москве в последние два десятилетия стало модно танцевать фламенко. Не на публике, не в театре, а в студиях и мастерских – для себя. Многие предпочитают фламенко всем прочим танцам, аэробикам и шейпингам. Почему?

Страсти дробятся гитарной струной

Гордая осанка, грациозно извивающиеся руки, россыпь ритмичной дроби каблуков, пронизывающий взгляд, всеподчиняющая энергетика страсти затаенных переживании... Образ танцовщицы фламенко в длинном платье с воланами-шлейфом, неотделимый от потрясающе красивой гитарной музыки, – завораживает. Женственность в искусстве фламенко особая – это не кокетство, а шаманство.
– Фламенко – не просто чувственный танец с внутренней драматургией. Это философия, религия, мироощущение, – поделилась размышлениями профессиональная танцовщица фламенко, руководитель школы с зажигательным названием «El ritmo del fuego», или «Ритмы огня», Елена Мурашова. – Фламенко – это путь, который ведет к внутреннему освобождению и радости, хотя внешне он пропитан грустью и состраданием. Каждым тактом и каждым движением фламенко будто хочет достать нечто из глубин человеческого духа или, напротив, надежно сокрыть... Надо иметь определенный эмоциональный багаж, пережить любовь и разлуку, озарение, обретение и утрату, и увидеть себя в танце, как в зеркале. И не обязательно чувствовать себя испанкой. Важнее ощутить сокровенное себе...
Мы встретились с Еленой в ее студии, когда она проводила индивидуальные занятия с ученицами.
– Uno, dos, tres, cuatro! – рассыпались ее команды в зеркальном зале. – Поворот в три четверти! Подбородок приподнят! Руки смыкаются над головой! Никаких лишних движений руками!..
В своей школе «El ritmo del fuego» Елена использует авторскую методику преподавания, по которой могут заниматься и дети, и взрослые. Любой начинающий осваивает танцевальную лексику в несколько этапов. Сначала постановка корпуса, затем изучение положений рук и ног, тщательная отработка движения кистей рук. Важный этап работы – постановка удара стопы и каблука, так называемого сапатеадо. Особое внимание уделяется положениям головы и взгляду, так как именно эти элементы придают исполнению должную характерность. А самая главное во фламенко – разобраться в кампасах – ритмических рисунках и освоить хлопки халео,  научиться чувствовать музыку и отпускать себя в импровизацию, сплетая воедино технику и врожденный темперамент.

Вверх грациозно взметнулись запястья

Пианистка по образованию, Елена 12 лет профессионально занималась бальными танцами. Впервые она увидела танцоров фламенко в фильме Карлоса Сауры «Кармен» в 1997 году.
– Это было захватывающе красиво и необычно, но тогда и в голову не могло прийти, что так можно научиться танцевать, – вспоминает Елена. – Я в то время жила в Липецке, и о фламенко там почти не слышали. Но однажды мне подарили видеокассету с танцами Марии Пахес, и я поняла, что фламенко – это мое! В Москве уже открывались первые школы фламенко, приезжали давать мастер-классы испанские танцоры. В 2000 году я побывала на мастер-классе Филиппе Мато и вскоре создала в Липецке первую танцевальную группу фламенко. Многое дал мне Хуан де Пауло, который обучал правильному дыханию, извлечению сапатеадо – технике испанской дроби, постановке корпуса. Через год у меня уже занимались две танцевальные группы: детская и взрослая. Мы стали очень популярны в Липецке...
Она ярко заявила о себе на первом Московском фестивале фламенко 2000 года, который стал предтечей Международного фестиваля «?VIVA ESPANA!» Теперь это ежегодное главное событие для ценителей испанской культуры и искусства фламенко в России. В 2005 году Елена Мурашова стала чемпионкой России в номинации «Фламенко». Многочисленными наградами были отмечены ее выступления на престижных международных фестивалях. В 2012 году воспитанники ее школы «El ritmo del fuego» были признаны лучшими среди 35 участников «?VIVA ESPANA!», а Елена в конкурсной программе представила Алегриас с шалью, о котором говорили как о художественной сенсации.
Несколько дней я смотрела в видеозаписи ее Алегриас с шалью и была во власти гипнотического впечатления от этого шедевра.
Мелодия теребила и тревожила, словно подбирая ключ к сердцу, в которое пробирались неразрывно-слитые неистовая страсть и строжайшее целомудрие, сплав певучести и надрыва. Магия неразгаданной тайны. Даже в задумчивых паузах сердцебиенье трепетной исповеди не останавливалось. Танец был дивным воплощением восторга и взволнованности, гордой радости и тревожной надежды, и эта пленительная стихия виртуозно очерченных движений подчиняла непредсказуемостью и неповторимостью в волшебных, пронизывающих ритмах. Алегриас означает «пение радости». Стиль Алегриас изначально предполагает изысканную элегантность и грацию. Но пластика Елены просто восхитительна! Она знает о человеческой душе то, что другим неведомо.
Завораживает ее «рукокрылость» – чувственная волнообразность плавного изгиба и подвижные кисти, похожие на раскрывающиеся и закрывающиеся веера. В искусном орнаменте танцевального рисунка бьется половодье чувств, рожденное музыкой.
В уникальном сочетании ее чувственности и фантастической танцевальной техники музыка словно оживает и магически материализуется в чарующих движениях. Что-то невероятное! Сотворенные хореографической лексикой таинственные смыслы словно открывают вход в параллельные миры.
Тонкие, длинные кисти струящейся шали напоминают струны арфы, на которых незримый дух исполняет скользящее глиссандо. Танцующая шаль Елены воспринимается живым существом.
Есть в репертуаре Елены и шикарный номер с тростью-бастоном. Танец с предметом – это уже высшая квалификация. Про кастаньеты знают все. Танец с веером, шляпой-сомбреро или шалью тоже доводилось видеть не раз. А вот бастон – трость, которой отбивают ритм во фламенко, – аксессуар более редкий.
– Я танцую со всеми предметами, – говорит Елена. – Самое сложное, конечно, кастаньеты. Нужно  несколько лет осваивать этот инструмент, чтобы научиться аккомпанировать себе. Шаль-мантон, между прочим, тоже сложный аксессуар. Это ведь не просто украшение. Это инструмент, который в танце становится продолжением тела. Это не легкий веер. Шаль должна иметь вес, чтобы принимать нужную форму в полете танца, добавляя экспрессии и помогая раскрывать эмоциональную палитру.

Магией байле владеетее знойный нрав

– Наверное, только избранным дано научиться так танцевать.
– Можно освоить один танец, 3-4 движения, но прочувствовать уникальный сплав музыкального сопровождения (токе), пения (канте), танца (байле) и получать от этого удовольствие. А можно всю жизнь овладевать такими разновидностями фламенко, как сигирия, фарукка, фанданго, булериас, алегриас. Я пятнадцать лет занимаюсь фламенко и сегодня танцую иначе, нежели год назад. Даже полгода назад. Стоит в очередной раз побывать в Испании – что-то неизбежно меняется во мне и моих взаимоотношениях с миром, и я становлюсь другой, и танцую по-другому. Фламенко – такой пласт музыкально-хореографической культуры, что постигать его можно всю жизнь, и нет пределов совершенству. Важна оригинальность восприятия культуры, а не ее имитация. Технику можно наработать, обучаясь у лучших преподавателей... Но вот научиться мыслить или хотя бы приблизиться к пониманию менталитета не просто испанца, а именно мира фламенко – не так легко. Я больше тяготею к классическому фламенко севильской школы, – призналась Елена. – Технику дроби изучала в Хересе у Рафаэла Кампальо, Занималась у известной танцовщицы Мерседес Руис. Мастерство «бата дель кола» (танец со шлейфом) постигала с помощью известной танцовщицы Матильды Мораль, а технику игры на кастаньетах – у педагога Мадридской консерватории Бален Кабанас. Моими учителями в самой известной мадридской академии «Amor de Dios» были такие звезды фламенко, как Мария Хункаль, Лаура Сеговия, Ла Труко, Кармела Греко. Обладательница уникального яркого стиля и экспрессивной национальной манеры исполнения, прославленная далеко за пределами Севильи и Испании Лаура Сеговия – сейчас мой преподаватель.
Ежегодно Елена совершенствует свое мастерство в испанских школах фламенко. Ее наставниками были Анхель Атьенса, Изабель Байон, Рафаэл Кампальо, Мануэль Бетансос, Пилар Ортега, Леонор Леаль, Андрес Марин.
– Ученикам я даю готовую хореографию, – говорит Елена. – Есть обязательные фигуры в каждом стиле. Если ученику сложно, то я этот танец не упрощаю и не облегчаю, а подбираю что-то другое. Ко мне приходят очень многие, кто влюблен во фламенко, бывал в Испании, соприкасался с испанским искусством. Немало было и возрастных талантливых учениц. У фламенко нет возрастного ценза. Ведь танец – сначала красота, а потом уже техника. Хотя тело должно быть проводником эмоций. Тело должно быть инструментом. Наше тело знает и помнит все переживания души.

Шелест юбок, тайна взгляда, стук призывный кастаньет

– Что вам нравится в испанцах?
– Доброжелательность, улыбчивость, отзывчивость. Что люблю в Испании? Испанский язык, которым я ­овладевала с носителями оного. Люблю поэзию Федерико Гарсиа Лорки. Любимое в музыке – Исаак Альбенис, Энрике Гранадос, Мануэль де Фалья и гений гитары фламенко Пако де Лусия, который скоропостижно ушел в мир иной в феврале 2014 года... Люблю неповторимую испанскую атмосферу. Несуетный темп жизни. Да-да! При испанском темпераменте – отсутствие излишней никчемной торопливости, – удивляет Елена. – Фольклор каждой испанской провинции своеобразен: баски, живущие на севере, – мужественны, строги и суровы, кастильцы – напряженно сдержанны, арагонцы – веселы, каталонцы – лиричны, андалусийцы отличаются особой страстностью. Культуры всех этих национальностей подвергались взаимному проникновению, потому появилось множество их разновидностей. Жила я в Мадриде, Барселоне, Малаге, Сеговии, Гранаде. Но Севилья – самое потрясающее. Севилья для меня другая планета. Однако именно в Севилье чувствую себя дома!
Как природа Андалусии соединила разнообразие ландшафтов, история – многообразие традиций и культур, так ее духовное пространство создало волшебный сплав музыки, пения и танца, названный фламенко.
Помимо великого разнообразия стилей (севильянас, тона, солеа, сигирийа, тьентос, тангос), есть главное понятие, выражающее суть явления фламенко: дуэнде – внутренний огонь вдохновения, душа исполнения фламенко, без которого это искусство невозможно.
«Дуэнде, как расцветшая роза, подобен чуду и будит почти религиозный восторг. Внезапное, жаркое, человеческое, всеми шестью чувствами ощущение Бога...», – кому как не Федерико Гарсиа Лорке – испанскому поэту и музыканту, выросшему на народных песнях канте хондо, впитавшему испанскую тоску и глубину чувственного переживания искусства фламенко, – лучше знать, что такое дуэнде?

Отчаянье разбито каблуками

– В некоторых источниках сказано, что фламенко – танец одинокой, брошенной женщины, которая отбивает каблуками свою печаль.
– Это слишком упрощенно. Это танец глубоко индивидуальный. Фламенко обращается к некому невидимому истоку и выражает себя эмоционально очень свободно, непосредственно – от плача и крика до любви и какой-то своей особой радости. Фламенко учит человека общаться с самим собой. Все воплощенные переживания – не ради внешнего эффекта. Именно чувства порождают ту вибрацию внутри тела, которая затем уже воспроизводится вовне. Белен Майа, Кристина Ойос, Виолета Руис, которые утвердили в танце образ страстной и независимой женщины.
Обиталищем фламенко был дом. В традиционном испанском жилье все квартиры выстраивались вокруг общего внутреннего дворика – patio, своеобразного центра домашней жизни. Такая планировка подразумевала довольно тесное общение между соседями, которые часто являлись членами одной большой семьи или клана. Внутри дома патио был местом, где справляли праздники и передавали секреты пения. Всё это происходило в кругу родственников, поэтому многие самые значительные имена во фламенко – это семейные династии, где из поколения в поколение передавались тайны мастерства. Музыка воспринималась как диалог, общение, этим и объясняется ее импровизационный характер.
– Фламенко – не шоу, –  снова удивляет Елена. – Этот танец – не напоказ. Может быть поставлен номер для пары или группы, но это только сценический прием. Изначально самовыражение танцующих фламенко предназначено не на публику. Стилизация под фламенко, шоу-постановки – это другое. Подлинный фламенко – это мироощущение. В Андалусии, на родине классического фламенко «пуру» этот танец приравнивается к религии.

Парит душа, как сон легка

– Исходный импульс для меня всегда в музыке. Именно музыка позволяет более свободно действовать воображению, обратиться к незримому, к душе, извлечь это незримое и оформить так, чтобы оно – «в размеры стройные стекалось и звонкой рифмой замыкалось»,  – определила Елена. – А импровизировать может только профессионал. Я могу сделать импровизацию на заготовках, но тогда я должна работать не под фонограмму, а с гитаристом-испанцем. В Испании ценители искусства фламенко – очень разборчивые зрители. Их восклицание «No tiene duende!» (В нем нет огня!) сродни смертному приговору для исполнителя фламенко. Поэт Гарсиа Лорка любил рассказывать историю о том, как на танцевальном конкурсе в Хересе-де-ла-Фронтера первый приз у юных красавиц с кипучим, как вода, телом, вырвала восьмидесятилетняя старуха: «Она победила юных красавиц одним лишь тем, с каким чувством и внутренней силой вздымала руки, закидывала голову и била каблуком по подмосткам. Но все эти музы и ангелы, что улыбались и пленяли, не могли не уступить и уступили полуживому дуэнде, едва влачившему ржавые клинки своих крыльев».
Для того чтобы не просто научиться танцевать, а познать танец, нужно понять его корни, проследить его историю, прислушаться к своему внутреннему ощущению ритма. И тогда танец откроет свой древний секрет о нашей внутренней сущности, о нас настоящих. Древнее искусство канте хондо выражало глубинные переживания человека и в то же время было средством сохранения связи с этой глубиной.
Открыть для себя мир фламенко – значит, обрести связь со своим внутренним миром. Пространство души для фламенко важнее, чем простор сцены.
Даже если вам довелось уже многое увидеть и устать от шквала впечатлений, фламенко непременно встряхнет вас, взбудоражит и выстроит обновленную партитуру чувств.
Год назад моя внучка привезла мне из Барселоны изумительный веер и настоящие кастаньеты. Еще недавно даже в голову не приходило, что эти подарки из страны апельсиновых рощ, корриды и фламенко могут быть использованы по назначению. Обязательно надо попроситься в Школу к Елене Мурашовой в группу возрастных начинающих учеников!

Елизавета ОБОЛЕНСКАЯ
Официальный сайт Школы танца фламенко Елены Мурашовой
 «El ritmo del fuego» http://flamencoclass.ru/



Яндекс.Погода

   
Адрес: Москва, Скорняжный пер. дом 6, корп. 1, офис 31
Тел.:
E-mail: info@ros-idea.ru