О журнале » Слово главного редактора » Развитие свободы

В.И. Мурашов

Развитие свободы – высший смысл стратегии развития России

 

Уважаемый читатель! Мы продолжаем изложение темы, вынесенной в название редакционной статьи, опубликованной в предыдущем номере нашего журнала.1

Предмет сегодняшнего и дальнейшего рассмотрения – фундаментальный смысл стратегии развития России до 2020 года, которая является самосознанием государства, определяющим принципы, направления и средства самообновления страны в современных условиях.

Постигнутый смысл государственной политики должен стать системообразующим началом концепции социально-экономического развития России, федеральных и региональных программ, нормативных актов, конкретизирующих и развивающих положения Стратегии, а также инновационной практики ее претворения в жизнь.

Что же является источником и смыслом развития России и в чем заключается критерий развитости страны как природно-социального организма в форме национального государства?

Для ответа на эти вопросы нужно отыскать среди социальных явлений такую жизненную силу, которая содержит в себе духовные, материальные и организационные составляющие России, развертывает их в социум и благодаря ему воспроизводит самое себя вместе с условиями своего действительного существования.

С формальной стороны эта творческая сила есть все во всем как в ее положительном, так и в отрицательном значении.

С существенно-содержательной стороны ее всеобщность является долженствованием, целью мировой и отечественной истории, Стратегии в частности.

 По отношению к самой себе и своим идеальным и реальным модификациям – она абсолютна, так как порождает самое себя и социальный мир внутри которого развивается и развивает свое порождение.

Эта, всегда существующая, но не всегда осознаваемая субстанция общественной жизни, саморазвивающаяся в социальный организм, благодаря которому деятельная самопричина воспроизводит свою душу и тело, есть всеобщее творческое средство и самоцель стратегии развития России.

Имя этого творца →  творчества и → творения – ЧЕЛОВЕК-НАРОД, организованный в семью, гражданское общество и государство, который и есть все во всем: в истине и заблуждении, в добре и во зле, в созидании и разрушении собственной жизни.

На этой логической ступени постижения смысла Стратегии, последняя есть

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА

в его формально-всеобщем значении. «Развитие человека – это и основная цель, и необходимое условие прогресса современного общества. Это и сегодня, и в долгосрочной перспективе наш абсолютный национальный приоритет» (Выступление В.В. Путина на расширенном заседании Государственного совета «О стратегии развития России до 2020 года». Москва, Кремль, 8 февраля 2008 года).

Эта великая мысль, которой еще предстоит обрести общезначимый, государственно-правовой характер и воплотиться в социальную действительность, есть центр и периферия Стратегии, принцип новой эпохи в жизни современной России.1

В этой мысли заключена сама идея эволюции человека, социально-экономическая мощь и духовно-нравственное величие будущего государства.

Эта мысль – сознательно-волевое начало духовно-социальной реформации, инновационного процесса оздоровления и развития души, органов и функций общественного организма России, включая и окружающую среду, его самообновления и динамической стабильности.

Но именно эту мысль и не замечает суетное сознание, запутавшееся в превращенных формах жизнедеятельности человека от общей и профессиональной культуры, духовного и физического здоровья которого всецело зависит не только  эффективность реализации Стратегии, но и само существование государства.

1.Этот формально единый принцип мировой истории, существенное развитие которого и есть сама история человечества, в качестве всестороннего и гармоничного развития человека уже был целью общественной жизни нашего недавнего прошлого. Задача современной государственной власти и общества состоит в том, чтобы истинная цель жизни человека-народа не осталась лишь принципом, нереализованной возможностью и не превратилась в средство чего-то, или кого-то.

Поэтому «инвестиции в человека, в его образование, здоровье, в качество жизни стали ключевой идеей развития страны. И сейчас мы вплотную подошли к формированию на базе национальных проектов новой социальной политики – политики развития человеческого потенциала, такой, которая должна открыть широкие и равные возможности для самореализации наших граждан».1

Что же такое человеческий потенциал как духовная ось Стратегии?  В  формально-всеобщем определении, человеческий потенциал2 есть био-психо-духовная жизненность, энергия, сила триединого человека, содержащего все свойства, состояния и формы природы, совокупность всех общественных отношений, универсальные способности и качества единого духа, образом и подобием  которого oн является.

Поэтому человеческий потенциал в качестве возможности – абсолютен, в виде исторической  актуальности – относителен.

Это противоречие есть источник его беспредельного субъективного и объективного развития.

Человеческий потенциал есть дух ( душа), воплощенный в тело – самосознательную форму природы, пространственно-временной способ своего земного существования.

Дух как высшее состояние  материи, синтез всех мировых энергий, представляет собой замкнутую на себя деятельность, состоящую из триединого самоопределения: непосредственного соотношения с собой, выхождения из состояния равенства самому себе в идеальную или реальную определенность и возвращения к своему началу, обогащенному духоопределениями, в которых дух присутствует одномоментно.

Эта динамически триединая форма-содержание духа  есть его понятие – абсолютный принцип единой жизни от  ее бессознательного  до самосознательного проявления, в том числе науки и практики развития России.

 Простейшее определение духа в качестве собственно человеческого потенциала, есть «я» – предельно абстрактная форма самосознания единой жизни. Бесконечное соотношение «я» с самим собой, его центробежно-центростремительная деятельность как субъекта, направленная на себя как на объект, вечное движение их саморазличающегося единства – все это «я» в качестве мышления-знания, воли-свободы, человеческого потенциала, который непосредственно есть первоначальный, врожденный капитал, саморазвивающийся в дальнейшем либо в подлинный, либо  в фальшивый.

«Я», как самоотражающийся потенциал-капитал, способно от всего абстрагироваться, но не может разъять себя на свои составляющие и перестать духовно быть. У духа нет могилы. Он может уничтожить свое тело – природный потенциал, капиталом которого является здоровье, но не самого себя.

Благодаря первоначальной способности самоопределения, человеческий потенциал как самосознание – абсолютный принцип истины и свободы, превращает себя в идеальный и реальный капитал, образующий культуру и цивилизацию.

По своей духовной структуре человеческий потенциал представляет собой триединство универсальных способностей духа: мышление, чувство и волю, вырабатывающих в процессе жизни свой триединый капитал – истину, красоту и свободу – духовное богатство нации, триединую интеллектуально-чувственно-волевую основу инновационного развития науки, культуры, технологий, хозяйства, права, государства, образования, психически, физически и нравственно здорового народа.

Стабильное, эффективное  развитие России определяется прежде всего структурной целостностью ее фундаментального источника, внутренней развитостью и балансом всех творческих сил национального потенциала-капитала, триединством научно, художественно и нравственно развитого духа народа.

Однако в условиях рыночной экономики – полусознательного идола глобализирующейся цивилизации на основе и во имя его, человеческий потенциал в теории и на практике сведен главным образом к своей интеллектуальной составляющей – средству возрастания экономически-финансового капитала.

Самоусеченный потенциал порождает свое подобие – рационально ориентированное общество производителей и потребителей материального капитала. Не уподобимся духу-калеки об одной ноге. Он не может быть движущей силой Стратегии. У инновационной России, развитие которой невозможно без инновационной власти, обновленного духа народа, должна быть другая стратегическая цель – расширенное воспроизводство человека в его духовно-телесной и социально-природной целостности и гармонии посредством производства материального капитала в той мере и таким способом, в какой и каким это необходимо для осуществления самоцели, сохранения, воспроизводства и эволюции природы – матери человечества, чувственно созерцаемого генезиса человека, прошедшего в своем эволюционном развитии через каждую восходящую форму природы, пространственно-временного тела единого духа по отношению к которому у свободного человека существуют нравственные обязанности.

Неотложная задача власти и общества – осознать и активизировать творческие резервы человеческого потенциала и наряду с интеллектом, развивать духовное сердце и волю.

Эти, Богом данные, беспредельные ресурсы Стратегии – ее главная созидательная сила. На их развитие и должна быть направлена социальная политика, которая сегодня начинает играть  ведущую роль и  обретать общезначимый характер, так как развитие России есть развитие человека и наоборот.

Лишь разумный, эстетически развитый, внутренне свободный, сильный в истине и добре триединый дух народа России, существующий в здоровом теле, есть абсолютный ресурс-самоцель инновационного развития страны, условие сохранения суверенитета государства и конкурентоспособности на мировом рынке.

Этот целостный потенциал-капитал, содержащий в себе духовно-национальный код (ДНК), необходимо актуализировать, расширенно воспроизводить, беречь и охранять от духовной тьмы, как зеницу ока, ибо из него рождается и к нему сводится вся жизнь России, развитие которой определяется развитостью ее народа в национальном, а не в евро-афро-американском духе.

Интегральным капиталом целостного человеческого потенциала является свобода – сущность духа как сознательно самоопределяющейся жизнедеятельности, вне которой дух-потенциал и его совокупный национальный капитал-социум не существуют. «В основе нашей политики должен лежать принцип, который считаю ( несмотря на всю его очевидность) важнейшим в деятельности любого современного государства, стремящегося к достижению высоких стандартов жизни. Этот принцип «свобода лучше, чем несвобода». Эти слова – квинтэссенция человеческого опыта. Речь идет о свободе во всех ее проявлениях: о личной свободе, об экономической свободе, наконец, о свободе самовыражения». 3

Поскольку человек-народ будет далее рассматриваться с точки зрения существенного содержания его воли, постольку ранее данное название Стратегии здесь предстает как

 

1) Выступление Д.А. Медведева на заседании Совета по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике. Москва, Кремль, 28 февраля 2008 года.

2) В научном смысле определения «человеческий потенциал» и «человеческий капитал» неадекватны своему понятию, так как сущностью человека является дух, (потенциал), природа которого – движение в самом себе, а сущностью духа – культура (капитал – продукт деятельности духа). Поскольку дух есть бесконечное произведение самого себя и вне деятельности не существует, то изначально он представляет собой человеческий потенциал-капитал, истинное  название которого – культура духа. Несмотря на вышесказанное, в этой работе, посвященной смыслу Стратегии,  я буду употреблять определения, которые в ней содержатся.

3) Д.А. Медведев. Выступление на Y Красноярском экономическом форуме. Красноярск, 15 февраля 2008 года.

 

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ СВОБОДЫ.

Ничто так не искажено в современной, рыночной России, будь-то в мыслях или делах, как понятие свободы – величайшей ценности народа, высшего смысла, творческого источника и ресурса Стратегии.

Постижение идеи свободы должно способствовать самому трудному делу в  инновационном развитии России:

- пересмотру на основе логически целостного мышления представления о свободе;

- ее пониманию в качестве эволюционного назначения, смысла человеческой жизни, а следовательно и Стратегии и

- обновлению в истинной свободе эгоцентрического духа рынка –  средоточия правового нигилизма и дуализма евроморали, вместе с его полусознательным экономическим телом .

Обычное представление о свободе сводится к формальной возможности выбора поведения – произволу. Между тем у действительно свободного человека по существу нет выбора, кроме как следовать законам жизни. Отказ же от них есть выбор несвободы.

Поэтому настоящая свобода – это зависимость от законов жизни человека, общества и природы и обретение в этой зависимости, через ее разумно-волевое преодоление, подлинной независимости, конкретной свободы.

Свобода – это, прежде всего,  внутреннее состояние человеческого духа, его высшее качество – культура. Свобода не дана человеку в готовом виде. Она есть процесс и результат борьбы духа с самим собой, тяжкий труд, направленный на освобождение человека от его животной природы и социального порабощения. Назначение человека – развить свободу, как врожденную потенцию, в культуру духа и социальную действительность, осуществить тем самым свое второе, духовное рождение – рождение в свободе. Это и есть высший смысл Стратегии.

Как мы уже выяснили, свобода потенциально содержится в духе и составляет не только его содержание, но и творческую форму, так что изначально самоопределяющийся дух, как человеческий потенциал-капитал, есть наиабстрактнейшая свобода.

Ее цель – саморазвитие в конкретную свободу индивидуальной и общественной жизни, с которой свобода по своему логически актуальному объему не совпадает. Именно поэтому та или иная мера свободы есть мера полноты человеческой жизни, абсолютный критерий ее исторической развитости. Чем меньше свободы в социальной жизни, чем элементарнее и беднее ее форма, тем менее развита и здоровая жизнь человека, семьи, гражданского общества и государства.

Как же возможна жизнь-свобода, в чем заключается ее развитие и почему она объективно является высшим смыслом Стратегии? Для ответа на эти вопросы рассмотрим идею социальной жизни в виде ее элементарной формулы.

В отличие от животной жизни, основанной на бессознательной целесообразности – инстинкте, жизнь человека-народа осуществляется с помощью сознательной цели → целесообразной деятельности → идеально-материальных средств → сознательно-волевого способа реализации цели → продукта жизнедеятельности как средства ее воспроизводства, в котором цель, субъективная свобода смыкается сама с собой и становится объективной свободой. Ее существенным содержанием является сама свобода как независимость человека от условий своей жизни, включая собственный дух и тело.

Эта независимость приобретается мыслящим и практически действующим духом через преодоление отчуждения человека от природных и социальных составляющих его индивидуального и общественного бытия и закономерно-разумного, свободного присвоения их в целях расширенного воспроизводства жизни-свободы путем:

- осознания закономерности жизни; 

- реального господства над ее условиями на основе познания их сущности и адекватной предметно-практической , трудовой деятельности;

- общественного признания разумности (справедливости) волеопределений человека в идеальном и материальном мирах, в результате которого его особенная по форме воля становится всеобщей по содержанию, юридическими правами и обязанностями, закрепленными в нормативных актах, адекватных праву и охраняемых государством, моральной и нравственной свободой, пребывая в которой, человек обретает подлинную независимость, так как, находясь в ней, он находится у самого себя.

И это потому, что свобода есть продукт его разумной, сознательно-волевой деятельности, он сам в качестве духа-разума, и в виде соответствующего ему продленного социально-экономического, государственно-правового, политического тела, включая здоровую окружающую среду – всеобщего средства и способа свободного существования.

Уберите любую из составляющих формулы социальной жизни, разорвите их взаимосвязь и жизнь станет деградировать и самоуничтожаться.

Приведенная формула жизни-свободы имеет для реализации Стратегии принципиальное значение, так как на практике ни внутренне свободное состояние человека, ни его свободы, закрепленные в Конституции, ни рыночная экономика, ни рост производительности труда, ВВП, ни нанотехнологии сами по себе не обеспечат реально свободной жизни. Лишь их органическое единство, необходимое количество и качество других духовных, материальных и организационных составляющих социальной жизни делают ее свободной.

Это также означает, что развитие науки и техники, материального производства, открытие новых ресурсов, укрепление физического здоровья, углубление духа в самого себя и природу – все это и многое другое есть и развитие свободы и наоборот, однако лишь при условии, что идеальные и материальные формы свободы будут средствами ее самой как самоцели. В противном случае, вместо развития жизни – ее формальный рост.

Кроме того, из формулы  жизни-свободы, конец которой вплетен в свое начало, вытекают следующие требования к государственной политики, национальным проектам, концепции социально-экономического развития России:

- их системообразующим началом должна стать  свобода в вышеуказанном смысле;

- все духовные, материальные и организационные ресурсы, федеральные и региональные направления развития России должны  быть замкнуты на свое начало;

- интегральным критерием всего процесса социального развития: его наличия или отсутствия, истинности или ложности, должна выступать та же свобода как самоцель.

И если к 2020 году, согласно одному из проектов Концепции, население страны снизится с 141,9 млн человек до 138-139 млн, а трудоспособного возраста с 89,8 млн до 77,2 млн человек, то в чем тогда состоит сам смысл развития?

Именно свобода, как всеобщая цель, идеально-реальная основа, духовно-материальное средство и сознательно-волевой способ человеческой жизнедеятельности, есть универсальная формула Стратегии, самосознательный закон-долг развития России, так как свобода и развитие общественной жизни – синонимы.

На главный вопрос Стратегии, что развивается? Отвечаю: самоосвобождающийся от несвободы дух народа ( человеческий потенциал) в его многообразных состояниях и формах, а значит и социальная жизнь в целом, но при условии, если дух человека саморазвивается, его развивают и охраняют от разлагающего воздействия бездуховности, умерщвляющей жизнь с помощью науки и техники, несвободного, социально больного труда, рыночной экономики и Интернета, массовой культуры и литературы, искусства и СМИ.

Вот почему государственная власть должна осознать, что объектом ее деятельности, альфой и омегой России является дух народа, содержащий в себе все идеальные и материальные сферы жизнедеятельности семьи, гражданского общества и государства.

Вот почему все ресурсы и усилия нации должны быть сконцентрированы на развитии общей и профессиональной культуры народа – основы развития производительности труда, внутренне и внешне- реальной свободы в виде всей совокупности прав и обязанностей, обеспечивающих полноту жизни, осуществление смысла Стратегии.

Вот почему при реализации Стратегии нужно уяснить саму сущность социального развития. Во-первых, ни одно социальное явление, кроме свободы, не развивается из самого себя, а представляет собой продукт самоопределяющейся творческой силы по отношению к которой социальное явление есть ее внутреннее состояние и внешне-реальная форма существования в пространстве и во времени.

Во-вторых, поскольку социальное явление содержит в себе источник и процесс своего становления, то степень его развитости определяется уровнем развития источника его порождающего. Поэтому развитие России есть двойное, замкнутое на себя внутренне-внешнее, сверхчувственно-чувственное развитие ее собственной жизненной силы.

В-третьих, вся совокупность социальных явлений России, организованных в необходимые отрасли, органы и функции жизнедеятельности государства, каждая из которых выступает по отношению друг к другу и целью, и средством, порождая тем самым себя и целое, должна соответствовать породившей ее свободе.

Последняя оживотворяет многообразные формы своего проявления, способствует их развитию и выполнению строго определенного назначения в составе социального организма, пресекая при этом их центробежные тенденции.

Деятельностью государственной власти свобода – душа социального организма, сводит  к себе его органы и функции, обеспечивая своему телу жизнедеятельность, реализацию частных, корпоративных и государственных , региональных и федеральных целей и интересов, расширенно воспроизводя при этом себя и созданный ею социальный мир.

По существу развивается только человек – источник и самоцель развития, потому что кроме человека и его индивидуальных и общественных метаморфоз в социальном мире, абстрагируясь при этом от природы и присутствия в нем иных миров, ничего нет.

Социальный мир – это динамическое единство творца→творчества и→творения, в котором и благодаря которому человек-народ должен развивать себя вместе с условиями своей жизни.

Если свобода станет всеобщим принципом развития России, содержащим в себе, как микрокопия последней, все ее духовные, материальные и организационные потенции, тогда усилиями власти и общества можно добиться:

- развития творческого источника всех развиваемых социальных явлений – человека-народа, т.е. собственно развития;

- освобождения труда и собственности от духовных ограничений экономико-юридической свободы;

- гармонически целостного развития всего социального организма, порождая недостающие и  развивая его слаборазвитые органы и функции;

- возвращаемости на основе свободы  продуктов жизнедеятельности народа к своему производителю.

Абсолютная цель самой свободы как смысла Стратегии – ее саморазвитие в свои высшие формы, наивысшая из которых есть действительная основа-способ существования менее развитых форм, следовательно и всех их идеально-материальных составляющих, которые выступают средством самоцели.

Эта высшая форма свободы является истинной основой и подлинным субъектом развития России, который уже есть и вместе с тем подлежит саморазвитию. Чтобы понять практическую значимость этого центрального пункта Стратегии, рассмотрим в общих чертах диалектику свободы.

Свободный, общественный труд, как животворящий корень свободы, из которого произрастают все ее виды, по праву считается источником человеческой жизни и чем более он развит, тем богаче и свободнее жизнь, вне соответствующей экономической системы, порождаемой им, не является действительной свободой – основой общества и реализации Стратегии.

Не может быть таковой и высокотехнологичная рыночная экономика в ее «чистом виде», так как она есть идеально-материальная форма свободы, ее субъективно-объективное выражение и в этом качестве представляет собой право – единство субъективной свободы и адекватных ей экономических явлений, где это духовно-материальное единство предстает в виде системы разумных, свободных волеопределений: собственности, прав и обязанностей, опосредствующих экономические отношения. 

Из вышеизложенного понимания экономической свободы как важнейшей составляющей смысла Стратегии, вытекают следующие положения, направления и способы развития России.

Во-первых, развитие экономики, как реальной формы существования свободы, есть развитие самой свободы, обретение государством экономической независимости. «Сейчас на фоне благоприятной для нас экономической конъюнктуры мы пока лишь фрагментарно занимаемся модернизацией экономики. И это неизбежно ведет к росту зависимости России от импорта товаров и технологий, к закреплению за нами роли сырьевого придатка мировой экономики… Следуя этому сценарию, мы не добьемся необходимого прогресса в повышении качества жизни российских граждан. Более того, не сможем обеспечить ни безопасность страны, ни ее нормального развития, подвергнем угрозе само ее существование».1

Во-вторых, поскольку экономика есть идеально-материальная составляющая  свободы, ее необходимость, то эффективность развития экономики напрямую зависит от того, насколько она свободна ( не в современно-вульгарном, а в истинном понимании экономической свободы) т.е. насколько она, в лице ее субъектов, осознает законы своего стихийно-рыночного характера и в этом самосознании преодолевает свою полусознательную природу, не находится в зависимости от экономического бессознательного, периодически саморазрушающегося в своей сознательно-волевой неразвитости, и свободно господствует с помощью права и государства над осознанными и подчиненными воле участников экономического процесса общественным производством в целом.

Это и есть экономическая свобода как разумная основа и сознательно-волевой способ существования экономики, вне которого материальная жизнедеятельность общества невозможна. но это – первоначальная форма идеи свободы, содержащая в себе все свойства духовной неразвитости.

В третьих, так как экономика есть средство, а не самоцель человеческой жизни и в действительности существует в форме правовых отношений, то критерием истинности, социальной допустимости и развитости экономики, является не просто рост ее фактических показателей, но их адекватность своему смыслу и сознательно-волевому условию своего расширенного воспроизводства – свободе в виде ее минимума –  юридического права и максимума – нравственности.

В противном случае экономика в структуре общественной жизни приобретает самодостаточный, несвободный характер. Она может расти, но не развиваться, за счет нарушения свободы и социальной справедливости, эксплуатации трудового населения, здоровья людей и окружающей среды, искажения своего назначения в жизнедеятельности социального организма, извращения смысла человеческой жизни.

В вышеуказанном смысле мы можем говорить о Стратегии как стратегии развития экономики и права.

Юридическая свобода в виде формального права хотя и является сознательно-волевой основой и многообразной формой реального существования экономики, но основой не субстанциальной, те есть не способной удержаться на самой себе, о чем свидетельствуют ежедневно совершаемые правонарушения, социальные болезни, вся сумма человеческой подлости.

Способом не совершенным, внутри которого творится социальная несправедливость и  безнравственность, так как правовая формула «что не запрещено юридическим законом, то разрешено», есть начальная ступень свободы, которая не содержит в себе всей ее полноты, а потому находится ниже совести – основы внутренней, более развитой свободы духа.

Именно поэтому на основе лишь юридической свободы реализация Стратегии не возможна. Инновационной, стабильно развивающейся России нужна более развитая форма свободы – мораль как добровольное самоопределение человеческого духа в соответствии с законами свободы.

Однако недостатком этой основы экономики и права, других социальных явлений является ее односторонность, абстрактность, т.е. то, что она лишь внутренняя, субъективная основа. Вместе с тем моральная свобода есть цель и духовный ресурс Стратегии.

Только право, материальным содержанием которого является экономика (другие общественные отношения, нуждающиеся в правовом регулировании), исполненное на основе морального долга или, что то же самое, практически осуществленная мораль как органическое единство внутренней и внешней свободы, есть подлинная, в количественно-качественном отношении всеохватывающая и совершенная  материально- духовная основа как экономики, права, морали, так и самой себя.

Единство внешней ( право) и внутренней (мораль) свободы есть нравственность – субстанция духа человека-народа. В качестве нравственности свобода уже не переходит из менее развитого в более развитое состояние, поскольку она полностью реализовала свое понятие.

Социально-экономические и другие составляющие нравственной свободы более развиты, качественны, чем составляющие ее низшей формы – права, которое нравственность содержит в себе в духовно преображенном виде.

Для своего действительного существования нравственная свобода не нуждается,  за исключением религии, ни в каком другом основании, кроме объективных форм своего реального бытия. Поэтому она и является подлинной основой и духовно-материальным ресурсом развития России, критерием ее развитости и инновационности.

Социальная действительность, в состав которой входит только то, что соответствует свободе, есть та же  свобода, но уже не в качестве всеобщего начала, а в виде творческой субстанции, систематически развернутой в социальные явления, организованные в государство – реальную основу и нравственно-правовой способ свободной жизни каждого и всех. Последнее принципиально. В противном случае развитие свободы не происходит, так понятия «развитие» и «свобода» носят всеобщий, а не особенный, элитарный характер.

Государство – социально завершенная форма развития свободы духа народа, организованного в семью, гражданское общество и органы власти,  развернувшая себя в социальную действительность, Стратегия получает здесь свое высшее определение и предстает как

1 Выступление В.В. Путина на расширенном заседании Государственного совета «О стратегии развития России до 2020 года» Москва, Кремль, 8 февраля 2008 года.

Стратегия развития государства.

Высший смысл Стратегии – развитие  России, которая должна быть организована в интенсивно-экстенсивную, субординированно-координированную тотальность всех состояний, идеально-реальных и сознательно-волевых форм свободы духа народа – государство.

Если постижение понятия свободы вызывает определенную трудность и сводится абстрактно мыслящим сознанием к произволу, то эта трудность многократно возрастает при осознании развитой формы свободы – государства, которое беспонятийное мышление представляет в виде государственного аппарата.

Именно в свете государства как действительности свободы, содержащего в себе свои менее развитые формы, а не его извращения, либерально-рыночная мысль о том, чтобы в экономике было меньше государства, означает минимальное присутствие в ней свободы.

В то же время дух рынка, отличительная черта которого – абстрактность мышления и воли, направлен на обретение максимальной экономической свободы. Но о какой свободе и о каком государстве идет речь? Не об их ли суррогате? А другой, подлинной свободы дух мамоны, находящейся в яслях эволюции, и не знает. Высшие формы свободы его не интересуют. Он еще чужд самой идеи развития, суть которой – преображение человеческого духа, расширяющее-восходящее развитие субъективной и объективной свободы. Именно ее энергия и является созидающей силой Стратегии. А потому нужно избежать соблазна запустить механизм развития с помощью низших, неодухотворенных энергий. Инновационная политика должна быть адекватна законам эволюции человека.

Общий смысл государства, как общенародного субъекта, средства и самовоспроизводящегося результата развития России, состоит в нравственно-правовом способе жизни людей, в котором и благодаря которому только и возможно осуществление жизни-свободы. Именно в государстве, как в социальном космосе свободы, народ находится в духовно-культурной, социально-экономической и нравственно-правовой среде, благодаря которой на основе свободного труда он приобретает необходимые материальные, духовные и организационные ресурсы своего свободного, истинно человеческого существования.

В качестве гражданина человек одновременно выступает и как частное лицо, и как самосознательная часть государства. С одной стороны, его жизнедеятельность направлена на удовлетворение личного интереса, с другой – он реализует и государственный интерес, поскольку действует всеобщим, т.е. нравственно-правовым способом, благодаря которому непрерывно воспроизводится государственность как реальная свобода народа. В единстве интересов, прав и обязанностей граждан и государства заключена его внутренняя сила и стабильность.

Как высший смысл Стратегии, государство есть  единство свободы духа народа и дифференцированной формы его действительного существования, материально-духовная целостность жизни человека-народа, выступающего в виде личности, семьи, гражданского общества и государственного аппарата.

Поэтому стратегия развития государства есть вместе с тем стратегия развития семьи и гражданского общества как составляющих государства, социальные формы которого лишь внешним образом различены, но внутренне неразрывно связаны между собой их родовой сущностью – нравственно-правовой свободой.

В деле инновационного развития России это означает, что каждый элемент государства, должен жить в составе и интересами целого, иметь своей основой (которая, как таковая, является уже не субстанцией, а ее развернутой, внешне различенной формой) само государство и осуществлять свою специфическую деятельность в органической взаимосвязи со всеми социальными формами, органами и функциями свободы организованной в государство.

Поэтому действительной основой реальной жизни людей, их прав и обязанностей, социально-экономических отношений, всей совокупности материальных и духовных ресурсов, хозяйства страны, государственных органов, учреждений и общественных организаций, всей политической системы в целом является самоопределяющаяся свободная воля народа, которая одновременно выступает и в качестве субстанции и в виде систематически развернутой в пространстве и во времени формы ее действительного существования – государства.

В обоих своих состояниях народный дух – живой носитель свободы, является творческой самоосновой, порождающей из себя содержание и форму своего индивидуально-семейно-общественно-государственного бытия. И так же как мироздание в целом, общество в виде государства удерживается на самом себе.

Россия, организованная в государство – это самоуправляющийся нравственно-правовой универсум, дифференцированный на различные общественные отношения, которые скрепляются единой для них субстанциальной основой – свободой духа народа, являющегося и первичным, и вторичным, и субстанцией, и ее социальной действительностью – государством.

Исторически свободное развитие каждого элемента субстанции-системы, свободной воли народа-государства, решение конкретных задач Стратегии и Концепции возможно лишь в том случае, если будет закономерно функционировать государственная система в целом как органическое единство свободы и способа ее действительного существования, закономерного социально-экономического содержания и свободной формы ее нравственно-правового бытия в сверхчувственно-чувственном мире.

Государственный организм здоров и свободен, если каждый его элемент  осуществляет свою жизнедеятельность благодаря его соответствию  своей особенной и всеобщей закономерности, а также и эволюционной цели человеческой жизни.

Работая на другие элементы государства, он сохраняет тем самым самого себя. И в этом взаимообмене специфическими видами духовно-материальной деятельности каждый государственный элемент находится в идеальном единстве с другими элементами и осуществляет свою жизнедеятельность  собственной силой и силой всего социального макрокосма.

Государственность должна пропитать собой каждый свой орган и каждую функцию. Каждый элемент должен быть специфической формой отражения и выражения всего государства.

Из идеи государства, в которую развертывает себя смысл Стратегии  следует, что не свобода в качестве понятия является действительной основой,  реальным субъектом, всеобщим ресурсом и воспроизводящимся результатом саморазвития России, а народ, организованный в социальную действительность свободы – государство – всеобщее условие исторически возможной полноты жизни человека – абсолютной ценности и самоцели.

***

Триединая задача первостепенной важности, вытекающая из смысла Стратегии, заключается в сохранении живого носителя свободы от

  • преждевременной смерти;
  • духовного разложения;
  • внутренней и внешней угрозы жизни посредством государственной политики, направленной на:
  • духовно-материальное воспроизводство жизни каждого и всех;
  • нравственно-правовую защиту от расчеловечивания человека;
  • обеспечение государством свободы граждан, экологической безопасности и обороноспособности России.

Сохранение жизни народа на основе развития подлинной свободы  есть первейшее условие ее саморазвития в обновленную Россию, организованную в свободное государство.

(Продолжение следует)

 



Яндекс.Погода

   
Адрес: Москва, Скорняжный пер. дом 6, корп. 1, офис 31
Тел.:
E-mail: info@ros-idea.ru