Из дальних странствий возвратясь » Приходите в Африку гулять, или мечты сбываются

Приходите в Африку гулять, или мечты сбываются

Юлия КРЫЛОВА, туроператор "Вива Африка", генеральный директор, www.viva-afrika.ru, +7(495)649-09-32
фото автора

 

Помните известные строчки Корнея Чуковского «..мы живем на Занзибаре, в Калахаре и Сахаре»? Именно отсюда бедные животные писали письмо доброму Айболиту, именно тогда, впервые услышав о Черном континенте, у меня появилась мечта. Но мечта увидеть самую загадочную и недостижимую страну своими глазами многие годы так и оставались просто детской фантазией. Пока однажды желание встряхнуться не стало непреодолимым, и вскоре случилось то, чего я ждала так давно. Я лечу в Африку!

 

 

Одна бы на путешествие я не решилась бы, поэтому срочно нужны были компаньоны. И вскоре моим энтузиазмом заразились подружки Катя и Кристина. После изучения карты Африки нам стало понятно, что лететь на Занзибар,  не побывав на сафари в Танзании, не имеет смысла. После долгого и мучительного выбора (Танзания – это полстраны национальных парков, и каждый – уникальный), маршрут был разработан окончательно.

Аруша

Аруша – город, откуда началось наше путешествие. «Центр Африки» утопал в сиреневой дымке. Увидев наши удивленные глаза, гид пояснил, что это цветет джаккаранда. Улицы были заполнены местными жителями: количество цветов, сочетаний оттенков, рисунков и орнаментов одежды не поддается описанию.
Эта пестрая толпа двигалась по своим делам, постоянно меняя цветовой рисунок пешеходного потока. Все было так ново и необычно, что казалось, будто мы попали в другой мир. Но мы и попали в другой, совсем непривычный для нас мир цветов, запахов, традиций. И этот «другой мир» смотрел на нас, также изучая совсем не похожих на него людей. Кто-то, бросив мимолетный взгляд, спешил дальше по своим делам, а у кого-то мы вызывали повышенный интерес. На нас глазели в упор, пытались потрогать, здесь мы впервые почувствовали себя настоящими «белыми воронами». «Карибу!» – добро пожаловать в Танзанию!
Арендованный в Аруше автомобиль медленно полз в гору по ухабистой лесной дороге, где в зарослях джунглей, по словам гида, находился наш лодж-отель. Прибыв на место, мы поняли: вот она, самая настоящая экзотика! Первое определение, которое пришло в голову при виде наших номеров –«избушки на курьих ножках»! Сделанные из прутьев домики-бунгало «гнездились», опираясь на сваи, на склоне горы. Внутри оказалось очень уютно и просторно (бабушка Яга обзавидовалась бы!), а с террасы открывался живописный вид на джунгли и гору Килиманджаро. Можно было бы искупаться в бассейне, но силы как-то сразу закончились, и мы отправились спать. Это удивительное ощущение – засыпать под незнакомые звуки леса, понимая, что цивилизация осталась где-то далеко.
Интересно, что многие отели расположены на огромных территориях, на которых выращивают овощи и фрукты к столу. Завтракая утром на террасе ресторана, мы наблюдали за аистами марабу – они тоже ни разу не пропустили свой завтрак, прямиком направляясь к черному ходу кухни, где их уже ждала миска с угощением.

Дорогами Африки

Взбодрившись утром скорее прохладой, чем кофе, мы отправились в путешествие. А началось оно с доставки нашего багажа сотрудницей отеля: водрузив чемоданы на голову, она ловко перенесла их в машину.
Позади остались зелено-сиреневая Аруша, местный аэродром с крошечными самолетиками, суета африканского города, мы же катили по гладкой дороге навстречу приключениям. Слева возвышалась знаменитая Килиманджаро, самая высокая вершина континента. Здесь ее называют «Крыша Мира», «Крыша Африки» или ласково «Кили». Величественная и прекрасная, днем она плотно окутана облаками и только рано утром и после обеда открывается во всей красе, сверкая снежной шапкой. Кстати, восхождение на гору – это приключение всей жизни, мечта путешественников и спортсменов и повод для гордости у тех, кто принял вызов и взобрался вершину. Может быть, и мы когда-нибудь соберемся, но не сейчас. Сейчас нас ждал кратер Нгоро-Нгоро.
Дороги нас удивили. Гладкое полотно без ям и ухабов, вполне себе европейский хай-вей! Наш джип катил вперед, пейзаж менялся. Буйство растительности резко перешло в пустынную местность с огромными каменными холмами и зонтичными акациями, разбросанными там и сям. Как на ладони виднелись деревушки масаев: глиняные круглые домики с соломенной крышей. Вдоль дороги паслись стада верблюдов, бродили коровы, дети шли в школу, женщины у своих домов занимались хозяйством. Кстати, мы практически не встречали заборов возле домов, поэтому могли наблюдать обычную жизнь африканских жителей в открытую. Этот пейзаж был не похож ни на что ранее известное, но при этом в нем чувствовалось что-то родное. Наконец мы поняли! Картины, сменявшиеся перед нашими глазами, чем-то напоминали русскую глубинку, если ее «перевернуть» на африканский манер. Хотя… бензоколонка, обнаруженная внутри уличного ларька, уже африканская тема!

Нгоро - Нгоро

От вида, который открывается на кратер Нгоро-Нгоро, захватывает дух. Огромная долина,  инопланетный пейзаж которой меняется постоянно: утром на стенах кальдеры сидят облака, к обеду они поднимаются выше, отбрасывая  причудливые светотени на поверхности кратера, и солнечные  лучи, проходящие сквозь бреши в облаках, образуют четкие пучки света.
Нгоро-Нгоро – это кратер вулкана, которому 2–3 миллиона лет. Он стал домом для огромной популяции слонов, львов, гну, различных антилоп, бегемотов, носорогов, леопардов, тысяч птиц. На 250 квадратных километрах живут 20 000 животных! Когда в реальности видишь это чудо природы, то невольно представляешь, что попал в библейский ковчег, где кого только не встретишь! Здесь бок о бок живут охотники и добыча, которые научились сосуществовать друг с другом. В Нгоро-Нгоро самая большая плотность хищников во всей Африке.  Поэтому, спускаясь на дно кальдеры, мы мечтали увидеть охотящихся львов.

 

В долине жизнь кипела. Мимо пробегали бодрые бородавочники с поросятами, всем своим видом демонстрируя, что львы сегодня сыты или предпочитают для охоты другой район. Но мы застали долгожданное семейство кошачьих за уже «сервированным обедом»:  целый прайд  львов с аппетитом доедали антилопу гну. Обед – это святое, поэтому мы направились дальше, в сторону озера Макат, расположившегося в глубине кратера. К нему на водопой приходят все обитатели долины, и здесь разыгрываются настоящие трагедии, зачастую заканчивающиеся смертью.
Стаи  розовых фламинго и пеликанов, лениво дремлющие бегемоты у берега, семья слонов на водопое, игры упитанных зебр – видеть все это воочию вовсе не то, что смотреть по каналам Discovery или Animal Planet! Дома вы лишь наблюдатель, а здесь – непосредственный участник шоу дикой природы. Вы напряженно всматриваетесь в заросли – ведь  где-то рядом затаились и  хищники!
Гид Саймон хвалит нас за наблюдательность. Мы увидели черного носорога! Их осталось совсем мало – вымирающий вид, поэтому встретить его большая удача!
Стоя в джипе с открытым верхом, мы даже немного устали щелкать затвором фотоаппарата, снимая антилоп канны, водяных козлов, газелей Томпсона, стада зебр, буйволов, прячущихся робких малышей дик-диков.  Мы радовались, как дети! Хотя через некоторое время глаза привыкают к большому количеству живности и ее обилие уже не кажется столь экзотичным.
Рассматривая животных из машины, чувствуешь себя в зоопарке наоборот, где ты в клетке, а звери наблюдают за тобой. Хотя надо заметить, что мы в качестве корма их интересуем мало.
После сафари мы обычно просто валились с ног. Сил хватало только на ужин, каждый раз сервированный у костра под покровом африканской ночи. На фоне тихого потрескивания дров раздавались живые звуки саванны: отдаленный рев льва и печальный хохот гиен.
В районе Нгоро-Нгоро  также проживает около 42 000 масаев, которые, как и 200 лет назад, живут своим первобытным укладом, где главная ценность – это домашний скот, а «блага цивилизации» – электричество, водопровод, телефон – вторичны. Богатство масая определяется количеством коров.
 Мы конечно же ненадолго заехали к масаям. Вся деревня завалена навозом, потому что на ночь стадо загоняют внутрь. Домишки тоже  из навоза и глины и всего с одним окном размером с яблоко. Пребывание в деревне требует определенного мужества: вонь, так сказать, сбивает с ног. Ощутив дух деревни, мы пошли смотреть танцы. Для нас не только танцевали, но и пели, причем масаи, вошедшие во вкус, никак не хотели останавливаться. Сидя и чувствуя себя белыми людьми в буквальном смысле, мы как будто попали в доисторическую эпоху.
Когда надоедает одно место, деревня переезжает в другое. Масаи свободно кочуют между Кенией и Танзанией без всяких заграничных паспортов.  
Их быт неприхотлив: пасут скот, едят мясо, пьют молоко с кровью. Овощей и фруктов в рационе нет.
Мужчины вообще едят один раз в день, и, надо заметить, толстых масаев мы не встретили. Эти племена имеют  достаточно забавные матримониальные традиции: масай может иметь сколько угодно жен – лишь бы мог их содержать.
Если друг пришел в гости, то может уединиться с любой из жен на выбор.
Но как бы ни были самобытны масаи, мысль о белых песках Занзибара влекла нас дальше в дорогу.

Занзибар, или Pole-pole

О это сладкое предвкушение исполнения самого заветного желания! В глазах картинка: бирюза океана, синее небо, ослепительно белый песок и  солнце.
Остров Занзибар! Далекий  и  уже совсем близкий!
Совершив 40-минутный перелет на маленькой  и легкой, как птичка, Cessna, мы высадились на  Занзибаре.
Этот остров славится своими пряностями, здесь находилась столица работорговли, расположена резиденция султана Омана, здесь помнят Ливингстона и Фрэдди Мерккьюри, который родился именно на Занзибаре.

О богатстве острова слагали легенды, а прибытие в США посла Занзибара в ХIX веке породило массу слухов о баснословных прибылях острова. Еще бы! Ведь посол шутя смог заплатить 500 долларов за картину – неимоверная сумма в то время!
Прошлое и настоящее Занзибара сплетается в витиеватый арабский узор кривых улочек Стоун-тауна, где колониальные здания украшены арабесками, а благосостояние семьи определяется орнаментом на старинных дверях. Весь остров утопает в буйстве зелени: такое впечатление, что на острове нет открытых пустошей, только тропический лес, где в изобилии растут пальмы, манговые, хлебные и гвоздичные деревья.
По дороге в гостиницу нам показали, как заготавливают гвоздику. Оказывается, то, что мы употребляем как пряность, – это бутоны гвоздичного дерева, которое на вид немного напоминает нашу ольху. Дерево цветет кистеобразными соцветиями. Их срывают, пока они не распустились, снимают бутоны и высушивают прямо на солнце. Причем процесс «заготовки» мы наблюдали прямо у дороги. Кстати, знакомый вкус, только более «ядреный», имеют и цветы, и листья, и кора коричного дерева. Но в качестве специи ценятся только бутоны.

 

К отелю пришлось ехать через весь остров. Дорога была средней разбитости, но мы уже бывалые африканские путешественники, так что не привыкать! По пути попадались небольшие деревушки с глинобитными домиками и прыткими курицами, которые не боятся угодить под колеса. Этим отличается вся домашняя живность в Африке: она беззастенчиво гуляет по дороге, мешая движению больше, чем велосипедисты и местные микроавтобусы. Микроавтобусы-маршрутки, матату, – доступный вид транспорта, на котором местные жители перемещаются с одного конца острова на другой. Выглядят они очень колоритно: при вместимости 20 человек туда набивается около 40, причем трое еще виснут на подножке. На крыше матату привязаны мебель, рассада, сетки с курами, утками и прочей живностью. А вот коз не возят! Коза считается крупногабаритным грузом, да еще и с рогами – слишком много места она занимает! И приходится аборигену передвигаться до пункта назначения на велосипеде с козой на поводке! Местами дома были как будто наспех слеплены из подручного материала, окон и дверей мы не заметили. Я невольно подумала, почему кругом одни курятники? Чуть позже поняла. Нет, это живут они так. У каждого такого домика  – навес из жердей, и колоритные матроны продают вязанки батата, фрукты, специи, а вокруг бродят горбатые коровы.
И вот наконец мы у океана.  Нам потребовалось совсем немного времени, чтобы выйти из «режима сафари» и в полной мере понять слова «pole-pole», которые слышали каждый день, и что на языке суахили значит «не спеши»...  Когда утром, выйдя на веранду, вы «утопаете» в бескрайнем  бирюзовом океане, когда по нежному песку босиком идете на завтрак, и, сидя за столиком, за чашкой кофе смотрите на океан,  вы понимаете, что никуда отсюда не хочется уезжать! И что рай находится здесь!
Особенно это понимаешь, вернувшись в промозглую Москву, и далекий остров тогда кажется сказкой, такой солнечной, теплой и недосягаемой. Хотя авиарейсы в Танзанию не отменял никто, было бы желание и определенная сумма денег. Но что значат деньги в сравнении с мечтой? Мечты обязательно должны сбываться.



Яндекс.Погода

   
Адрес: Москва, Скорняжный пер. дом 6, корп. 1, офис 31
Тел.:
E-mail: info@ros-idea.ru