Интегральная педагогика » Беседа третья

Беседа третья

Бог в человеке, человек в Боге

Мы говорили о том, что человека нужно учить, согласно его Божественной природе, смыслу и назначению его жизни. Мы сказали, что подлинный педагогический метод не выдумывается, а является способом воплощения в жизнь смысла педагогики: раскрытием Бога в человеке. «Разве не знаете, что вы Храм Божий и Дух Божий живет в вас?»
(I Кор. 3:16). Развитие духовности во всей её полноте – вот фундаментальный принцип и золотое правило интегральной педагогики, универсальный критерий педагогичности обучения, граница духа, отделяющая сатанинское от божественного в человеке, царство князя мира сего от Царства Божия на Земле.
Мы отметили, что земной смысл жизни человека, вытекающий из его духовного бессмертия, состоит в развитии универсальных способностей духа, в накоплении заложенных в нём Божественных свойств как подлинного богатства, неотъемлемого и вечного достояния.
Мы показали также, что в процессе обучения между его участниками возникает педагогическое противоречие, которое разрешается в том случае, если обучение ребёнка происходит согласно его смыслу, то есть по законам истины, свободы, красоты и любви или, что то же самое, в соответствии с единой сущностью Божественного и человеческого духа.

Свобода воли и наказание

Продолжая разговор о том, как человека учить, рассмотрим, пожалуй, самый трудный и менее всего разработанный в педагогической теории и практике вопрос соотношение свободы воли и наказания.
Необходимо ли наказание ребёнка (ученика)? Если да, то в чём заключается особенность такого наказания и как оно уживается со свободой воли ребёнка и родительской любовью к нему?
Общеизвестно, что в отличие от животного человек обладает волей. Именно в ней, как в зародыше, и содержатся все противоречия воспитания и способы их разрешения. Вся педагогика по существу сводится к управлению волей ребёнка с целью её преображения из формально свободной в действительно свободную волю.
Благодаря тому, что ребёнок (ученик) есть существо самоопределяющееся, педагогическая власть родителя (учителя) не может непосредственно распространяться на него. Педагогическое родительское влияние в той или иной мере обусловлено волей ребёнка. Что же происходит, когда ребёнок своим непослушанием блокирует педагогическое воздействие и выходит из сферы его влияния? В этом случае возникает противоречие, но не прекращение педагогического процесса. Что нужно делать, чтобы это противоречие разрешить и подчинить волю ребёнка логике обучения и своей воле? Прежде всего, восстановить разорванное педагогическое отношение. Но как? Существуют два способа, и оба находятся в прямой зависимости от уровня развития духа ребёнка.

Воспитание благом

Наилучший способ воспитания состоит в том, чтобы ребёнку даже вредное не запрещать, но перевести его внимание на то, что объективно составляет благо жизни. В чём же заключается воспитательная ценность, эффективность и сама педагогичность этого метода? Во-первых, в воздействии на поведение ребёнка с помощью его собственного сознания и воли методом убеждения и осознания привлекательности блага. Во-вторых, в сохранении его свободы воли и её саморазвитии в разумно-нравственную волю.
Педагогическое управление духом ребёнка и его преображение происходит здесь не путём насилия со стороны родителей и учителей, а благодаря переключению устремления и интереса ребёнка с духовно низкого и вредного на духовно высокое и полезное, то есть на благо жизни в виде разумно-нравственного поведения, добра, красоты, любви, других форм отражения Божественности на Земле. Благо жизни, как объективно высшая власть, при достаточном уровне духовного развития ребёнка господствует над его умом, сердцем и волей. И этому благу, как разумному, свободному и прекрасному содержанию своего духа, ребёнок добровольно подчиняется. Таким образом, вредное преодолевается не путём запрета, а мощью самого блага – внутренней силы, преобразующе действующей в собственном духе ребёнка.
Что же касается запретов, то они являются внешним способом воздействия на ребёнка, а потому и чужды ему. Этим и объясняется их педагогическое бессилие.
Наоборот, убеждение, духовная сила блага не чужды ребёнку. Педагогически воздействуя на него, они становятся существенным содержанием его собственного желания, побудительным мотивом его добровольного самоопределения в соответствии с законами жизни и педагогики.

Педагогическое наказание

Другой способ, точнее, приём единого педагогического метода, применяется в случае умышленного нарушения ребёнком (учеником) смысла педагогического отношения, нравственных норм жизни. При этом ребёнок ставит себя в противоречие по отношению к определённой обязанности. Это противоречие должно быть снято. Однако духовно низкое состояние ребёнка не позволяет ему с помощью собственного сознания и воли внять убеждениям учителя и осознать привлекательность блага. Налицо – нарушение закона духовного созвучия. Причина нарушения – своеволие ребёнка.
В отличие от истинной свободы своеволие есть такое состояние и поведение человека, которое противоречит законам духа, природы и общества и порождает тем самым крайнее средство разрешения педагогического противоречия – наказание.
Смысл наказания, по мнению Гегеля, – сломить свое­волие детей, чтобы истребить в них чисто чувственное и природное. При этом, уважаемый читатель, нужно следить за тем, чтобы не вырвать сам корень свободы воли ребёнка, иначе будущая личность будет духовно уничтожена. Нужно не забывать, что ребёнок обладает лишь возможностью свободы, которую родителям и учителям ещё только предстоит превратить в действительность. Поэтому наказание должно сопровождаться снисхождением и бережностью к духовному ростку рождающейся личности.
В чём же состоит особенность наказания детей? В отличие от правового наказания, цель которого восстановление нарушенной свободы, установление справедливости как таковой, наказание детей обращено и распространяется на внутреннюю сферу духа и потому носит исключительно моральный характер. Такое наказание мы называем педагогическим. Оно преследует ту же самую цель, что и метод воспитания благом: превращение воли ребёнка из состояния произвола в свободу. Однако способ реализации этой цели совсем другой.
Педагогическое наказание выражается в качественной, морально-нравственной оценке ребёнка (ученика) и в соответствующем к нему моральном отношении родителя (учителя). Когда ребёнок совершил проступок, как писал И. Кант, то следует кротко указать его ошибку. Если же требуется наказать, то нужно делать это без гнева, ругательства и серьёзно, но делать это как можно меньше и реже. Не нужно при всякой мелочи, неловком движении говорить ребёнку: «Стыдно!» Человек должен стыдиться только тогда, когда сам себя унижает: когда он лжёт.
Ложь никогда не должна быть терпима. И так как ложь есть моральный проступок, то и наказание должно быть моральным, а не физическим. Когда ребенок лжёт, он унижает себя и имеет все основания стыдиться. Вот единственный случай, когда со всей серьёзностью нужно сказать ребёнку: «Стыдись, ты негодяй!»

Нежность любви и суровость долга

Всё истинное и действительное полярно. Это относится и к педагогическому методу. Правила христианского воспитания детей также не исключают наказания. Но это наказание сопровождается своей противоположностью. Если ребёнок не наказывается и не вразумляется, говорил св. Иоанн Златоуст, то он вырастает рабом своих беспорядочных наклонностей. Худое поведение переходит у него в навык, и становится он негодным членом общества, горем для своих родителей, бременем и соблазном для многих. И ещё: величайшую ошибку делают те родители, которые влюблены в своих маленьких детей, любуются ими, всё им прощают, никогда их не наказывают. О таких сказал премудрый Сирах: «Лелей дитя, и оно устрашит тебя».
Святитель Тихон Задонский указывал на то, что ненаказанные и в возраст пришедшие, как кони необученные и свирепеющие. Посему, христиане, любите детей своих и наказуйте их. Но нельзя наказывать детей с раздражением, со злобой и с ненавистью. Нужно наказывать любя. Когда дети почувствуют эту любовь, они поймут, что заслуживают наказания, и наказание исправит их.
Таким образом, педагогическое наказание есть средство преображения природно-чувственной воли ребёнка в разумно-нравственную, богочеловеческую волю. Оба указанных метода воспитания сливаются в один, конкретный, а потому истинный и действенный метод, выраженный в Учении Жизни такими словами: «Самое полезное – уметь сочетать нежность любви с суровостью долга. Такой целостный, подлинно педагогический способ воспитания детей подобен птице, парящей на двух крыльях». Понятно, что такой метод для своего воплощения нуждается в соответствующих родителях и учителях. А если таковых нет? Тогда...

Играющая педагогика

Если не забывать истинную цель педагогики, то всё существо родителей и учителей должно наполняться торжественностью, серьёзностью и ответственностью перед Богом, поручившим им делать на Земле то, что Сам Он делает на Небе. С той лишь разницей, что духовно-педагогическое рождение человека вторично по отношению к его божественно-космическому рождению.
Между тем душевного трепета и серьёзности к этому Божественному делу как раз меньше всего и наблюдается. Серьёзность обучения и воспитания детей растворена играющей педагогикой, о которой Гегель в своё время сказал: «Совершенным извращением дела нужно считать играющую педагогику, которая серьёзное хотела бы преподнести детям под видом игры и которая предъявляет к воспитателям требование, чтобы они спустились до уровня детского понимания своих учеников, вместо того чтобы детей поднять до серьёзности дела. Это играющее воспитание может для всей жизни мальчика иметь то последствие, что он на всё станет смотреть с пренебрежением».
Преображения духа ребёнка в его разумное и свободное состояние в этом случае не происходит. И это потому, что указанная педагогика нарушает и оскверняет, по мнению Гегеля, подлинную и лучшую собственную потребность детей и порождает частью безучастность и невосприимчивость к субстанциальным отношениям духовного мира, частью презрение к людям, так как сами люди представляются теперь им, детям, ребяческими и достойными презрения, а затем у детей возникает услаждающееся собственным превосходством тщеславие и самомнение.
Эти мысли Гегеля отражают современное состояние нашей социальной и педагогической действительности. Что же мы наблюдаем сегодня? То же самое, что в своё время наблюдал и историк Н.М. Карамзин, заключивший характеристику России в одно слово: воруют. Сегодня к этому мы можем добавить ещё одно слово: врут, и указать на источник – низость духа. Люди то ли стесняются, то ли вовсе не хотят говорить о высоком. Играющая плоско-популярная «педагогика для всех» рассуждает обо всём, но только не о главном. Поистине самая страшная разрушительная сила – это не явное невежество, а полуобразованность и полупрофессионализм.
Нынешнее время проходит под знаком игры. Играют все и везде: родители и учителя – с детьми, бизнесмены и политики – с народом, телевидение – со зрителем, мужчины – с женщинами, женщины – с мужчинами, бывшие атеисты – с Богом. Играют на улице, в метро, в учреждениях, в казино...
Играющая манера общения детей со взрослыми и взрослых между собой обоюдно разлагает достоинство человеческого духа. Наблюдается нелюбовь и презрение духовно опустившихся практиков, управленцев к серьёзной философско-педагогической мысли. Просят простоты. Как будто простота есть синоним истины! Порою простота – хуже воровства. Серьёзность тяжела, ибо есть интеллектуально-волевое напряжение духа. А вот напрягаться-то привык не каждый. Между тем каждый есть сын Божий, смысл жизни которого – самопознание и самопреображение.
Редуцирование духовности, затемнение Божественного в человеке отражается на всей жизни: от дебилоподобных мультфильмов и телепередач до появления клоунов и хулиганов в парламенте. Бездуховная школа порождает бездуховную жизнь. Бездуховная жизнь – бездуховную школу...
Взрослые дяди, государственные мужи всерьёз говорят не о правилах жизни, а о «правилах игры». И вот для того, чтобы жизнь наша окончательно не превратилась в сплошную игру, а государство – во всеобщий балаган, необходима серьёзность духа, воспитываемая серьёзной педагогикой.



Яндекс.Погода

   
Адрес: Москва, Скорняжный пер. дом 6, корп. 1, офис 31
Тел.:
E-mail: info@ros-idea.ru