События культуры » Блюз на Басманной улице

Блюз на Басманной улице

Наш гость, народный артист России Алексей Алексеевич Кузнецов, − уникальный гитарист с обострённым чувством ритма, способный своей акустической гитарой заменить ритм-установку в блюзе, и джазе… и боссанове, и балладе, − будет экскурсоводом по местам своей юности.

Глядя на фотографию Алексея Кузнецова − легендарного музыканта, посвятившего всю свою жизнь гитаре, − недавно сделанную рядом со сценой-ракушкой в саду имени Н.Э Баумана, невольно вспоминаешь фильм, любимый многими поколениями москвичей, «Покровские ворота», удивительно точно и бережно, слегка иронично передающий атмосферу московских дворов конца пятидесятых годов прошлого века. Того удивительного времени, когда легкий ветер свободы ворвался в нашу жизнь и под песни Булата Окуджавы наполнил души ожиданием перемен.
Фильм режиссёра Михаила Казакова по повести и сценарию Леонида Зорина снят оператором Николаем Немоляевым в советское время, в 1982 году, и имеет много общего с нашим рассказом. А музыку к фильму написал композитор, бэндлидер – альт-саксофонист, представитель первого послевоенного поколения мастеров русского джаза Георгий Гаранян.
Вспомните, как много сюжетов  снято на улице, в парке, в Нескучном саду, на катке Чистых прудов. Жизнь московских дворов была у всех на виду, и так росли многие поколения: сеансы одновременной игры в шахматы во дворе, танцы под проигрыватель, выставленный в окно. . .
Мы хотим рассказать о другом столичном джазовом треугольнике, стиснутом узкими низкими домами Старой и Новой Басманных улиц и садом имени Н.Э. Баумана. Не так уж много осталось в столице подобных уголков, сам вид которых сохраняет уникальный колорит старой Москвы, где сочетание парка и джаза дало много интересных имён.
И началось, конечно, всё с блюза на танцверанде сада имени Н.Э. Баумана. Сад имени Баумана (Ст. Басманная, 15) образовался в 1920 году из садов нескольких усадеб и в советское время был культовым местом — с кинотеатром, романтическим гротом, эстрадой, с которой читали известные актеры и где выступал бенд Утесова, играли оркестры Олега Лундстрема и Бориса Ренского.
Вот здесь и начались «университеты» народного артиста России Алексея Алексеевича Кузнецова.
Но какой же парк без танцверанды и Летнего театра, где собирались москвичи отдохнуть, познакомиться и потанцевать?! И в то же время увидеть и услышать живое исполнение выдающихся мастеров эстрады, в том числе и джазовые коллективы.
Это сейчас забыто. А жаль. Ведь живое общение с музыкой нельзя заменить фонограммой. Возможность приобщиться к живому исполнению оркестра и сделать первые шаги в блюзе и стали началом творческого пути Алексея Кузнецова и его профессией на всю жизнь.
− Рядом со мной, в доме 10/12 на Новой Басманной улице в то время жил теперь заслуженный артист России Лукьянов Герман Константинович, флюгель-горнист, трубач, композитор и поэт. – рассказывает Алексей Алексеевич, − У него была идея ввести в своё трио гитару. Но продолжения не получилось…
В моём доме был сосед, замечательный музыкант, тенор-саксофонист Владимир Матвеев, с которым мы долгое время работали вместе в эстрадно-симфоническом оркестре под управлением Ю.В. Силантьева. Помню, как спеша на работу, мы засовывали фалды фрака в карманы брюк, чтобы не тратить время на переодевание и спокойно доехать в метро от «Красных ворот» до «Охотного ряда» прямо в Колонный зал Дома Союзов, тогда бывший центральной концертной площадкой Москвы….
Но вернёмся на танцплощадку
1950-х годов, где мне доводилось играть в оркестре. Там я познакомился с барабанщиком Робертом Сагаловским. У него было всегда всё самое первое: «Ленинградская» ударная установка, позднее − первая немецкая «Лефима» и последний шик – английский «Премьер». Он жил с мамой на Старой Басманной улице в полуподвале, а я на Новой Басманной. Между нами уютно устроился  парк, на который выходили окна нашей школы № 618. А ещё у нас был укромное место – «Красный уголок» домоуправления, расположенного в полуподвале нашего дома, куда я по просьбе жильцов на вечер отдыха привёл школьный джаз-квартет: два аккордеониста, я – на гитаре и Роберт − на малом барабане.
А в третьем подъезде на третьем этаже жил Юра Канцебовский, который учился в Московском институте химического машиностроения и играл в институтском оркестре, которым руководил в то время композитор-песенник Борис Семёнович Фиготин. В этот оркестр, спустя некоторое время, привёл меня Юра и познакомил с руководителем, замечательным пианистом, с которым я впервые выступил на Московском джазовом фестивале 1965 года, – Владимиром Куллем.
Так как я увлекался барабанами,  то однажды, набравшись смелости,  выпросил домой на выходные дни большой барабан, малый барабан и тарелку, не имея в то время своей ударной установки, и был счастлив. Юра помог в приобретении джазовых пластинок, они были тогда большой редкостью, и магнитофонных записей самых популярных мировых исполнителей − Эллы Фицджеральд, Каунта Бэйси, Фрэнка Синатры, Оскара Питерсона и другие.
Впервые в 1958 году я поймал по домашнему радиоприёмнику «Мир»  джазовую программу, которую вёл знаменитый американский комментатор Уиллис Коновер. Эта ежедневная программа давала нам возможность услышать мир джаза.
В одной из передач прозвучало трио Оскара Питерсона, в составе которого играл гитарист Херб Эллис (Митчелл Херберт Эллис), лишивший меня покоя. Жизнь подарила мне  две встречи с легендарным музыкантом. Первая встреча произошла в Вашингтоне в популярном кафе «One step down» в 1988 году во время тура группы советских  музыкантов во главе с Алексеем Баташевым (историком русского джаза) в составе: Игорь Бриль (фортепиано), Александр Осейчук (альт-саксофон), Виктор Двоскин (контрабас), Алексей Кузнецов (гитара).
А вторая встреча состоялась  в Москве в 1990-е годы в концертном зале «Россия». Он приехал в  составе оркестра «Super Marlboro вig-вand».
После концерта был джем-сейшн в Союзе композиторов в Брюсовом переулке. Там я вновь встретился с Хербом Эллисом, но теперь мы играли  ансамблем, а он слушал. После игры  все могли спокойно пообщаться, и вот тогда я получил главную и самую дорогую оценку, выраженную в двух  словах: «Good saund» («Хороший звук»). А в Америку улетели «винилы» с моими записями.
...В четвёртом подъезде нашего дома жил конферансье Александр Аркадьевич Олицкий. Он был знаменит тем, что имел коллекцию гитар. Одна из них привлекла внимание моего папы, и  он взял меня на экскурсию в соседний подъезд. В результате мы приобрели очень большой по размерам инструмент, похожий по стилю и форме на гитару джамбо. Когда мы вернулись домой, папа сказал: «Ну вот! Играй!», и гитара стала моей. Мне сразу захотелось сделать её электрической. Я купил самодельный звукосниматель, вставил его в розетку и посыпались гирлянды необыкновенно красивых звуков.
Большим сюрпризом для всех джазменов Москвы был приезд звёзд с мировым именем – оркестра во главе с Дюком Эллингтоном. За билетами на концерт в Театр эстрады мы стояли в морозную ночь, грелись всеми известными способами и к утру стали обладателями дорогих во всех смыслах билетов. На следующий день была творческая встреча в Доме дружбы на Новом Арбате. Эллингтона ввела в роскошный зал особняка А. Морозова интернациональная группа музыкантов и усадила в мягкое кресло для чествования...
Сам я на это мероприятие попал практически случайно. Утром во время репетиции оркестра Силантьева раздался звонок в дирекцию, инспектор оркестра Павел Петрович Грачёв, не дожидаясь перерыва, подошёл к маэстро и передал, судя по всему, очень важное сообщение о приглашении солиста-гитариста на встречу с Дюком Эллингтоном, а в составе оркестра был всего один гитарист. В антракте Юрий Васильевич вызвал меня на ковёр (в хорошем смысле слова) и сообщил мне о распоряжении прибыть на встречу и «не уронить честь мундира».
До сих пор с улыбкой вспоминаю его слова: «Оденься поприличнее». И в шутку добавил: «А если нужен будет ещё контрабас – можешь взять с собой Купрейшвили».
(Купрейшвили Павел Рожденович − старейший музыкант оркестра, универсальный контрабасист. Ред.)
Вечером играла сборная СССР в джазе: Алексей Козлов (альт-саксофон), Андрей Егоров (контрабас), Валерий Буланов (барабан), Алексей Зубов и Владимир Сермакашев (тенор-саксофон), Константин Бахолдин (тромбон), многие другие и я тоже на гитаре.
Концерт плавно перешёл в тёплое общение, именитому гостю преподнесли много сувениров и подарков.
В заключение Эллингтон сел за рояль, а мы обступили его со всех сторон. Ведь Дюк был для нас иконой джаза, и вот он среди нас, на сцене, за роялем, просто как наш дорогой друг.
Приятно осознавать, что всё происходящее в детстве в московском саду имени Н.Э.Баумана, сегодня имеет продолжение. Конечно, с трудностями, не без этого. Но то, что в  наши дни проходит на сценических площадках Сокольников, Измайлова, сада «Эрмитаж» вселяет надежду на возвращение музыки, в том числе и джаза в московские парки. Именно это и произошло 14 июля 2012 года в подмосковной Малаховке, когда отмечали памятную дату − День взятия Бастилии.
Мы взяли этот «бастион» и возродили вечера джаза в парке, нашли понимание необходимости возвращения этого вида культурного и здорового отдыха на свежем воздухе  − слушая хорошую музыку, общаясь  друг с другом.
…К этой теме, которая всем нам интересна, вернёмся чуть позже, ближе к весне. А пока закончим путешествие по Старой Басманной улице древним продолжением радиуса Маросейка−Покровка.
Значительная часть территории между Басманными принадлежала князьям Куракиным.  
Старая Басманная улица, 21/4 − усадьба Куракиных (Александровское коммерческое училище). С 1933 года в особняке размещался Московский институт химического машиностроения, где получал свои первые навыки оркестровой игры юный Алексей Кузнецов.
Новая Басманная улица, дом 4 (городская усадьба князей Куракиных) – Московский дом национальностей.   Здесь 24 октября состоялась творческая встреча деятелей искусств России, Болгарии, Македонии и Сербии в рамках проекта «Российско-Балканский фестиваль искусств – 2012», организованная РОО «Македонский культурный центр» совместно с МДН при участии секции «Группа художников «Соло», Профессионального союза художников и Творческого объединения «Мир как искусство».
Удивительную атмосферу музыкальной части вечера создал маэстро Кузнецов, начав выступление своей композицией «Блюз Басманной улицы» для гитары соло.
Потом он продолжил концерт вместе со своими учениками − лауреатами джазовых фестивалей Максимом Шибиным (гитара) и Антоном Родиным (контрабас). Прозвучала нестареющая джазовая классика Дюка Эллингтона и импровизации самого Алексея Кузнецова.
...Приближается зима, и концертов в парках мы больше не услышим. До весны. Очень хочется надеяться, что только до весны, что зима – всего лишь пауза. Славная традиция – концерты в парке − обязательно возродится. И народный артист России Алексей Кузнецов  обещал всячески этому содействовать.
А чтобы не расставаться на грустной ноте, давайте вернемся к «Покровским воротам», в сад «Эрмитаж» и к шутливо-ироничной фразе неунывающего Костика: «Вам нужен творческий непокой!»



Яндекс.Погода

   
Адрес: Москва, Скорняжный пер. дом 6, корп. 1, офис 31
Тел.:
E-mail: info@ros-idea.ru